О медицине профессионально и просто!
F-med.ru - это подробное и доступное описание болезней и методов их лечения
Медицина для всех
Поиск на F-med.ru



Основные разделы



Это интересно


Медицина эпохи капитализма

Виноградов Николай Андреевич

 

В XVIII веке, особенно во второй половине, в России насчитывалось значительное количество медиков. Многие из них оставили заметный след во врачебной науке, создав труды по анатомии, физиологии, практической медицине. Некоторые из этих трудов навсегда стали достоянием медицинской науки. Для уяснения главных этапов развития учения о внутренних болезнях в России нет необходимости останавливаться на разборе всего, что было достигнуто в этой области знания - достаточно познакомиться-с творческими достижениями наиболее видных представителей науки.

У истоков клинической медицины в России стоят два замечательных деятеля, положивших начало основному направлению в области терапии - профессора Московского университета С. Г. Зыбелин и Ф. Г. Политковский.

Клинические воззрения С. Г. Зыбелин а. Семен Герасимович родился 6 апреля 1735 г. После окончания Славяно-греко-латинской академии он поступил в только что открытый в 1755 г. Московский университет. Первыми учителями Зыбелина были профессора Н. Н. Поповский (ученик Ломоносова), А. А. Барсов, И. X. Керштенс и др. В соответствии с указаниями Ломоносова о необходимости посылки русских студентов за границу по окончании университета Зыбелин был направлен куратором И. И. Шуваловым сначала в Кенигсберг, а потом (в июне 1763 г.) в Лейден. В 1765 г. Зыбелин возвратился в Москву и после пробной лекции и испытания у профессоров Керштенса и Эразмуса начал чтение лекций на медицинском факультете.

Свыше 30 лет С. Г. Зыбелин читал лекции по теоретической и практической медицине. Во время эпидемии чумы в 1771 г. он был членом комитета по борьбе с этой болезнью. В 1784 г. за заслуги в области создания образцов литературного научного языка Зыбелин был избран действительным членом Российской академии наук.

В понимании окружающего мира Зыбелин исходил из двух основных критериев - опыта и разума. Опыт дает знания «О неизмеримой всех вещей пучине», где «все в непрестанном движении находится». При этом «ни одна величайшая часть без другой и самомалейшей не может быть действительна». Но для познания природы мало одного опытного наблюдения: «надлежит в помощь взять разумную недоверчивость». Природу нельзя изучать, следуя тем ученым авторитетам, которые «вооруженною рукою ей законы свои предписывали». Надо не бояться освобождать науку от ложных вымыслов, так как «робкость в открытии своих мнений свободности наук неприлична».

По Зыбелину, в человеческом организме «в малом оном, но премудром здании в одном почти сыскать можно подобное всему, что в обширности и пространстве сего великого мира заключается». Человек растет и питается так же, как и всякие другие животные организмы. В нем действуют обычные законы природы. Поэтому тело человеческое подлежит как физическим, так и химическим исследованиям. Зыбелин высказал мысль, которая в позднейшие времена часто забывалась, что нет такой науки, которая не имела бы отношения к изучению нашего организма.

Изучение организма надо начинать с изучения влияния на него окружающей материи и прежде всего воздуха. Воздух не только объемлет человека, но находится и в тканях его. Если затруднять доступ воздуха, «то бы пузырьки легкого сжались и опали», что препятствовало бы течению крови.

Рассуждая о происхождении человеческого организма, С. Г. Зыбелин высказывает предположение, что в природе все твердые тела некогда были жидкими. Плотность и твердость возникали постепенно, по мере потери теплоты. В качестве доказательства положения, что «все имеет рождение от жидкости», Зыбелин указывал на образование «плев» в крови, камней в желчном пузыре, а о живых существах писал: «... в начале рождения своего не что иное все были, как только одна капля жидкости». Почему жидкое тело становится плотным? Зыбелин считал, что все превращения есть результат действия «притягательной силы».

Жизнь организма - это процесс постепенного обезвоживания. Молодость переходит в старость, а неподвижность старости является результатом оплотнения тканей. Для жизни нужна определенная температура. Зыбелин различал теплоту внешнюю и внутреннюю. Но излишняя теплота вредна, поэтому Зыбелин возражал против того, чтобы привыкать к теплу. Особенно велик вред сильно натопленных жилищ, антресолей. В XVIII веке в антресолях любили устраивать детские комнаты. Такое воспитание детей вело к их истощению и болезням. Теплые лежанки, очень распространенные в то время, способствовали возникновению насморка и лихорадок. К холоду, говорил Зыбелин, надо приучать с раннего возраста. Даже заболевая, не надо стремиться к теплу.

Тело согревается сверх меры от излишнего употребления пряных веществ, большого количества теплого питья. Зыбелин не был против бани, но он напоминал, что многим она вредна. Нельзя рекомендовать баню полнокровным, страдающим одышкой, чахоткой, людям слабым. Частое потение вредит здоровью. Вместо горячих бань более целесообразны «бани из студеной воды состоящие». Привыкать к холодной воде надо летом. Купание, не считаясь с погодой, надо продолжать до осени и даже далее, но с осторожностью. С. Г. Зыбелин был сторонником систематического закаливания. Он учил, что таким образом можно избежать многих болезней. Удваивая предосторожность от стужи, мы утраиваем вред и остаемся беззащитными перед простудой. Вот почему надо бороться за разумный и гигиенический порядок жизни, приучать себя к холодному воздуху, избегать теплых комнат, уменьшать по возможности теплоту платья, употреблять прохладными пищу и питье, спать на свежем воздухе, упражняться в движении, привыкать к холодным баням. От этого «многие болезни, кои предкам нашим мало были известны, ныне же едва не везде с излишеством находятся, совсем исчезнут и наступят на их место природные Россиянам свойства крепость, сила, храбрость, чего всем моим согражданам сердечно желаю».

Но, обращая внимание на внешние обстоятельства, Зыбелин одновременно указывал, что многие болезни зависят и от самого человеческого организма, его особенностей, а главное, от поведения человека. Вот почему, чтобы лучше сохранить себя, надо «в свойство всего того проникать, что нас соблюдает». Каждый должен понять, что для него вредно и что полезно. Однако все это не так просто, так как многообразие явлений мира постоянно сбивает человека с толку и он «стези правого пути оставляет, располагая все только по прихотям своим». С. Г. Зыбелин утверждал, что предел жизни нашей значительно превышает тот, который мы видим: человек может жить свыше 100 лет и притом не болея. Но немногие пользуются таким долголетием. Если исключить «жестокий род жизни и непредвиденные исключения», то человек сам виноват в своем коротком веке. Надо изучить свой организм, узнать его склонности и тогда можно прожить долгую и здоровую жизнь. Зыбелин писал: «Если бы возможно было сыскать врачество на праздность, на невоздержание и на вредные страсти, то бы оное было всеобще целительное всем и почти противу всех болезней человеческих».

И жизнь, и здоровье, по Зыбелину, возникают в результате взаимного движения твердых и жидких частиц. От этого же зависят и разные состояния телесных и душевных способностей. В одной из своих работ автор дает яркую характеристику принятых в медицине еще издавна, со времен Гиппократа, основных типов сложения-флегматического, холерического, меланхолического и сангвинического. Флегматическое сложение характеризуется слабостью твердых частиц, малой чувствительностью, медленным пульсом, полным, мягким телом. Флегматики не отличаются разумом, умеренны в страстях, ленивы. Им нужно укреплять твердые части тела, употреблять меньше жидкостей, им полезна пища животная. У холериков твердые части тела тонки, мышцы - плотны, тело суховато. Они остры разумом, изобретательны, хитры, упрямы, но власти над собой не терпят и любят похвалу. Им полезны пища растительная и умеренность в напитках. Меланхолики сухощавы и крепки; в понимании медлительны, но глубокомысленны; везде воображают трудности, но все преодолевают. Они мстительны и сребролюбивы, не отличаются крепким здоровьем, склонны к ипохондрии. Эти люди обычно доставляют много хлопот врачам. Зыбелин пишет о них с присущей ему выразительностью, что «в пользовании их успевают наипаче те (врачи), кои имеют лекарства железные, язык золотой, а уши - свинцовые». Сангвиники - полная противоположность меланхоликам. Физическое их строение наиболее гармоническое. Эти люди имеют обширную память, превышающую их рассудок. Несмотря на очень большие знания, они не очень способны к наукам. Они «в малых делах велики, в великих - малы». Склонны к прихотям и болтливы. «Друзья только при столе... управители, смотрители ненадежные». Ввиду неумеренности в пище часто болеют.

Излагая образно, порой художественно, часто не без иронии и сарказма эти психофизиологические особенности человеческого организма, как они представлялись древним, сам С. Г. Зыбелин относился ко всему этому критически и считал, что людей нельзя втиснуть в придуманные антропологические схемы и что человеческий организм сложнее, чем обычно думают. Его точка зрения для того времени была нова. Зыбелин отстаивал своеобразие каждой человеческой личности. «Едва ли не всякий человек,- писал он,- особливое свое и собственно ему одному принадлежащее сложение имеет». Зыбелин пытался понять, в результате чего же возникают эти индивидуальные особенности организма. Являются ли они врожденными, природой от века созданными и наследственными, или зависят от образа жизни и воспитания? И здесь Зыбелин стоял на правильном пути: он решал этот вопрос в пользу последнего. «Правда, что первое весьма сильное имеет действие в природе человека... почему и познание свойства людей по наружному виду некоторое основание имеет. Но часто бывает, что самая истина весьма далеко отстоит от сих наружных догадок, ибо нередко случается, что силу и недостаток природы воспитание препобеждает». Он рассуждал так, что если нельзя победить большую глупость, то нравы исправлять все-таки можно. Воспитанием и наукой можно изменять склонности «от недостатков сложения зависящие». В другом месте, Зыбелин писал, что «разум и нравы исправляться могут, невзирая на недостатки сложения» и что «оные более зависят от воспитания».

Зыбелин считал, что человек имеет все возможности для долговременной жизни. Но обычно наблюдается обратное и люди чаще умирают в молодом и зрелом возрасте, чем в старческом. Почему это происходит? От чего зависит здоровье? Чтобы ответить на эти вопросы, Зыбелин с предельной тщательностью разбирает все наиболее существенное, что связано с воспитанием ребенка.

Здоровье ребенка, прежде всего, зависит от здоровья родителей. Поэтому люди, желающие иметь здоровое потомство, обязаны соблюдать определенный образ жизни. Они не должны переедать и стремиться к тучности. Кроме того, им надо помнить, что страсти изнуряют тело. Эти советы обращены к лицам обеспеченных классов. Что касается сельских жителей, ведущих более простой образ жизни, то у них, по мнению Зыбелина, всегда было бы здоровое потомство, если бы они могли присматривать за детьми и правильно их воспитывать.

В клиническом учении Зыбелина основным было предупреждение болезней путем воздействия на организм режимом, улучшением санитарных условий жизни. «Не первое ли место занимает соблюдение здравия и жизни?»- писал он. Некоторые из своих речей Зыбелин посвятил специально вопросам профилактики. Чтобы бороться с заболеваниями и ранней смертностью, надо «наблюдать разные естественные причины, производящие оную: например, нездоровое положение того селения, в котором жилище свое родившиеся и обитающие имеют... То место или целую страну должно почитать здоровою, в которой меньше и реже бывает повальных и других болезней, немного умирает и младенцев, напротив того довольное число находится престарелых».

Чтобы сделать жизнь здоровой и длительной, надо стремиться к нормальному общественному и государственному благополучию, поощрять браки, уменьшать чрезвычайные налоги и «другие обстоятельства утеснения», но особенно важно предупреждать возникновение болезней, «кои не только случайно, но беспрестанно действуя, больше истребляют рода человеческого, нежели другие (причины)». Вот этой борьбе за предупреждение болезней и посвятил С. Г. Зыбелин свои силы как врач, ученый и общественный деятель.

С. Г. Зыбелин верил в будущее науки и учил молодежь быть дерзновенной и смелой. Наблюдая разногласия и умствования представителей медицинской науки в Европе, борьбу их идей, защиту мнений, основанных часто на пустых вымыслах, он указывал на необходимость критически относиться к чужим взглядам, не считаясь ни с авторитетом, ни со знатностью авторов. Сам С. Г. Зыбелин создавал свое клиническое учение, исходя из наблюдений над здоровым и больным организмом, над бытом и обычаями своего народа, природой страны.

У С. Г. Зыбелина, основоположника отечественной науки о больном человеке, в области научно-философского восприятия мира много общего и с М. В. Ломоносовым. Материалистическое решение основных философских проблем, взгляд на организм как на тело, подчиненное всеобщим законам природы, понимание значения окружающей организм среды, - вот те основные положения, из которых вслед за М. В. Ломоносовым и другими отечественными философами-материалистами исходил в своем клиническом учении С. Г. Зыбелин.

Перечитывая речи этого замечательного врача, убеждаешься не только в свежести его мыслей, но и в чистоте его литературного стиля, в ясности изложения. Крупнейший филолог и историк проф. Д. М. Крюков, изучавший рукописи Зыбелина, не дошедшие до нас, писал о своих впечатлениях в письме от 17 июля 1842 г. Ф. И. Буслаеву: «Как талантливы были наши предшественники. Я читал их рукописи. Я видел, какую огромную работу проделывали они, прежде чем отдать что-либо свое в свет. У них нужно учиться. Меня поразил Зыбелин. Его рукопись в некоторых местах много раз перечеркнута, и некоторые фразы повторяются вновь и в других видах. Какой изумительный язык был у этого человека в 70-х годах минувшего столетия! Уж одно то, что он сделал для врачебной науки, создав правильный, точный и ясный, изящный язык, делает его для нас незабвенным».





Интересное